Дневник Панды

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник Панды > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — среда, 17 октября 2018 г.
Love and pain melljee 09:09:51
  – Ты – только мой, Жан, только мой...

Тёплые, сильные руки Марко, скользящие по оголённым участкам кожи: по бледным широким плечам; по шее и кадыку, что так соблазнительно подрагивал всякий раз, стоило Бодту прикоснуться к определённым точкам на теле Жана, о которых знал только он; по явно выпирающим скулам и ключицам, а затем ниже – к животу и острым бедренным косточкам, которые так и хотелось целовать. И Марко целовал.

– Ты – мой. И никто, кроме меня, не смеет касаться тебя...

Рассекающий тишину свист кнута в воздухе. Построить конюшню рядом с казармой было поистине гениальной идеей, и Бодт готов был лично пожать руку тому, кто это придумал. Марко с садистским наслаждением наблюдал за тем, как вздрагивал Жан, слыша свист девайса в опасной близости от своего тела. Марко играл. Он дразнил, изводил Кирштайна, распалял его фантазию и воображение, чтобы после обрушить на него волну наслаждения и сладкой, томительной боли.

– Твоё тело – моё, Жан. Моё. Так ведь?

Короткий кивок Жана, и кнут, в очередной раз с громким свистом нарушив благодатную тишину, ложится на спину парня, срывая с его губ болезненный стон. Марко с улыбкой следит за тем, как дрожит тело Кирштайна; как сведённые за спиной руки сжимаются в кулаки, впиваясь ногтями в ладони; как по бледной коже, в месте прикосновения хвоста кнута, выступила тонкая пурпурная полоса. Бодт закусывает губу, едва сдерживая подступающее возбуждение.

– Жан... Эй, Жан...

Следом за последней фразой – ещё удар. Резче, грубее, болезненнее. Кирштайн вздрагивает всем телом, запрокидывая голову назад и протяжно заскулив. Губы парня искусаны – нельзя стонать слишком громко, могут услышать. Пусть ночь, пусть всех сморила прошедшая днём битва, пусть они одни сейчас... Не важно. Жан не мог позволить себе так рисковать и потому то и дело закусывал губы, желая хоть немного приглушить особенно сильные стоны. Новая алая полоса на спине – как знак глубокой и искренней любви Марко. Кирштайн буквально ощущает, как по спине течёт тоненькая струйка тёплой липкой крови, скользя по позвонкам и дальше ниже – в ложбинку на пояснице. Аромат кожи и крови смешался с запахом свежего сена и древесины, образуя новый, пьянящий коктейль. Марко, склонившись к уху Жана, шепчет что-то о том, что это – аромат их любви, и Кирштайн согласно кивает, облизываясь – любовь Марко отныне действительно с запахом крови.

– Жан... Тебе нравится?

Тихий, вкрадчивый шепот на ухо блондина. Жан, не раздумывая, кивает. Конечно, ему нравится. Нравится такой Бодт – сильный, властный, любящий и умеющий подчинить, способный дарить такое удовольствие, что едва ли кто-то сможет лучше... Кирштайн не знал, любит ли его Марко. Этот, новый Марко. Марко, в чьих глазах больше не сияет солнце; Марко, чьи веснушки больше не кажутся такими милыми, как раньше; Марко, чей взгляд пропитан отныне лишь ненавистью и пустотой; Марко, заменивший ласковые прикосновения грубыми ударами кнута. Но Жан рад ощущать хотя бы это... Кто знает, может, Марко теперь именно так выражает свои чувства?

– Жан... Жан... Жан...

Бодт тянет последнее слово приторно-нежно, от чего Кирштайн сглатывает – нет, это всё равно не тот парень, которого он знал. Словно в подтверждение тому спину вновь обдаёт резкой острой болью, волной прокатывающейся по всему телу, отдавая болезненным возбуждением в паху. Жан жмурится, ощущая, как в уголках глаз проступают слёзы. Блондин вытирает их плечом, чуть клоня голову на бок, что тут же вызывает усмешку у Марко – разумеется, он заметил этот жест.

– Ну что же ты, Жан? Не нужно плакать...

Марко обходит парня, присаживаясь перед ним на корточки. Тонкие смуглые пальцы цепляют бледный подбородок Кирштайна, заставляя смотреть в глаза. Бодт улыбается. Ехидно, садистски, с усмешкой. Он разглядывает лицо юноши: его покусанные губы; немного покрасневшие от непроизвольных слёз глаза; аккуратный нос и явно выпирающие скулы и, не думая ни секунды, впивается жадным поцелуем в чужие истерзанные губы, заставляя Жана болезненно, но удовлетворенно простонать в губы партнёра. Язык Марко по-хозяйски проникал в рот блондина, исследуя каждый миллиметр влажного горячего пространства и лаская небо, тем самым заставляя юношу тяжело дышать, подаваясь вперёд, желая быть ближе к такому новому, не привычному Марко. Однако тот довольно скоро отстранился, проведя напоследок языком по губам Кирштайна, слегка те прикусывая.

– Ты же потерпишь ещё немного? Ради меня, Жан...

И Жан вновь кивает, не в силах произнести ни слова. Он лишь смотрит в тёмные глаза Марко, отчаянно стараясь разглядеть в них хоть что-нибудь. Не выходит.

Снаружи раздаются какие-то шорохи и шумы, сбивчивый мат, по хрипотце которого можно предположить, что это – Эрен. Бодт недовольно хмыкает, выпрямляясь и отбрасывая кнут в сторону. Кажется, ему снова пора. Марко больше не жил в казармах корпуса. Он приходил сюда с наступлением вечера, уходя, как только считал это необходимым. Чаще всего – с рассветом, но случалось и так, как сегодня – происходили непредвиденные ситуации, и грубые игры приходилось прекращать раньше, чем всегда. Марко не говорил, куда уходит. Никогда не рассказывал о том, как выжил, и что произошло потом. Он не выказывал желания вернуться в ряды разведки, не желал говорить о том, чем сейчас занимается. Жан не знал о нём ровным счетом ничего. Ему только и оставалось, что, стоя на коленях, смотреть вслед уходящей через вторые ворота тени в чёрном плаще с капюшоном.

– Марко... – тихий голос Кирштайна был отчётливо слышен в пустой конюшне. Бодт остановился, повернувшись в пол оборота и взглянув на юношу. Глубоко натянутый капюшон скрыл половину лица Марко, делая его образ ещё более мрачным. – Почему? – всего одно слово... Жан просто не мог сформулировать свои мысли. Все это время в голове и на языке вертелось лишь единственное слово. И вот, наконец, оно произнесено.

– До встречи, Жан... – так же спокойно и тихо отозвался Марко, покидая конюшню, оставляя друга в полном замешательстве и одиночестве. Снова.

Кирштайн надевает рубашку, на белоснежной ткани которой, тут же проявляются тёмные кровавые пятна. Жан только успевает одеться, как в помещение заходит сонный Эрен, устало потирая глаза и стараясь разглядеть в непроглядной темноте хотя бы что-то.

– Жан?... Что ты тут делаешь? – щурясь, интересуется Йегер, бегло осматривая конюшню. – Я услышал шум, решил проверить... Ты ничего не слышал?

– Лошадь чего-то взбесилась, – отозвался Жан, стараясь не выдавать сожаления и пустоты в голосе. – Уже всё нормально, забей, – он отмахнулся, стараясь поскорее покинуть помещение, что каждую ночь превращалось в поляну плотских утех с человеком, что стал для него всем. Кирштайн жалел лишь об одном – он так и не признался Марко в том, что чувствует, просто не успел до его смерти. И пусть сейчас ему такому, новому, будут безразличны истинные чувства Жана однажды он решится, и вместо последней прощальной фразы прозвучат те самые необходимые слова.

«Я люблю тебя, Марко».


Категории: Фанфикшен, Аниме, Атака титанов, Жан кирштайн, Марко бодт, Слэш, Бдсм
Позавчера — вторник, 16 октября 2018 г.
Упускайте автобусы, но не моменты FriendySmiling 15:36:46
Сегодня выдался долгий, но на удивление продуктивныц день. С каждым разом я все больше и больше втягиваюсь в учёбу,меньше думая о своих неудачах и отработках. Что не делается - все к лучшему.
С утра были курсы переводчика, потом несколько свободных часов до начала пар. Из потратила решая математику и заканчивая начерт. Потом поискала литературу для реферата по истории.
Каждый день я все лучше и лучше осознаю, что я могу все. Пусть не сразу, пусть через пот, кровь и слезы, но я могу. Потому что делаю.
Я не тряпка, которая разноется и все бросит. Мне есть над чем работать, я становлюсь лучше и, что самое главное, с каждой каплей пота, кровавой слезой, с каждым своим яростным рыком и каждым своим "ничего, ошибки случаются" я становлюсь ближе к своей мечте.
Упускайте автобусы, а не моменты. Теряйте неуверенность, а не свою мечту.
­­
слишком скучно, чтобы остаться у... Darling... 13:39:46
слишком скучно, чтобы остаться

у тебя высокие скулы тайца
и манеры русского дворянина:
кровь такая же голубая и также в тебе замёрзла
нас с тобой сегодня менты не примут
даже если ты будешь пиздецки борзый

а вот он, другое дело, другой расклад
входит в комнату, сообщает «здесь всё моё»
с ним не страшно угнать и тачку и самолёт
с ним могу и чёрта к ядрёной матери отослать

он потом и мучит меня, и жизнь из меня сосёт
я кричу что убью его, нахуй бы это всё
но проходит три дня, как в коме или в гробу
проступает клеймо им однажды выжженное на лбу

и хоть трижды ты будешь сказочный трубадур
и хоть трижды меня отправь на курс реабилитаций
будет ночь —
такая невыносимая, что уйду
слишком скучно мне будет, чтоб здесь остаться

ничего в нём нет, ни осанки ни пышных реплик
ни желания дать мне счастья, ни радостных перспектив
только сила и первобытная ярость вепря
и ни выкорчевать всё это, ни прекратить

от меня остаётся лишь пара солёных лужиц
выпьешь — станешь жалким козлёночком, дурачок
подойди-ка поближе ну что ты поближе ну же
разгляди в них
как не жалею я
ни о чём.
понедельник, 15 октября 2018 г.
.уныние. альфaрий 15:42:07

у тебя маленьк­ий hуй

я устал быть общительным и дружелюбным
показать предыдущие комментарии (7)
16:04:20 i dont blame you
ну побереги силы тогда
16:16:22 альфaрий
Нечего беречь, ахах
16:25:51 i dont blame you
*ментальные обнимахе*
16:27:09 альфaрий
Спасибо с:
воскресенье, 14 октября 2018 г.
Waxing Crescent 27% illuminated Its me 15:43:16
Moon Age: 5.35 days; Moon Angle: 0.50; Moon Distance: 399,715.45 km


И что-то хочется кому-то написать. Так, чтобы было важно и интересно получить ответ. Не от скуки, а интерес неподдельный почувствовав. Но что написать? И кому? Тебе? Это даже не смешно.
Мне ведь совсем нечего рассказать. Кроме того, что депрессия порядком затянулась. И кажется, что вот-вот, уже близко край и конец, после которого станет легче дышать, проще думать и радостнее жить. Но после конца и края становится только более душно или более холодно (жарко? путанно...).

Какие-то желания ещё есть. Вертятся, мотаются, как течение под темной водой. Незаметно, почти неощутимо. А порой как взбрыкнет - очень хочется жрать. Или - эй, хозяйка! пора уже тыщу лет назад почистить наконец зубищи. Или когда боль становится сильной. Или снится ночной кошмар. И тогда хочется скорее проснуться, выбраться из него, позабыть и не знать, и чтобы (пожалуйста! пожалуйста!) не сбылось.
Но это всё так - не касаясь души.

А осталось ли от неё вообще что-то?
Или в туше моей только жир?

Категории: Записи из тлога, Пустое
суббота, 13 октября 2018 г.
Взято: Смеющийся Джек конФетный БяК 23:44:50
­Безликая я 28 сентября 2018 г. 08:06:45 написал в ­Кладовка...
­­
­­ Смеющийся Джек ­­
Он видел множество чудовищ, которые могли любить,
но лишь некоторые позволяли этой любви их изменить,
кто был способен преобразовать любовь к одному человеку
в доброту ко многим.
Кассандра Клэр
­­
­­ Джек учуял запах крови еще находясь на мощенном тротуаре. Тонкий, едва уловимый даже для острого собачьего нюха, но такой сильный для него. Этот сладкий, почти конфетный аромат, он услышал бы даже находясь на другой стороне улицы. Джек знал, что такой насыщенный соблазнительный запах могло источать только одно - невинная детская кровь, пропитанная страхом и болью. Он внимательно осмотрелся по сторонам, пытаясь понять от какого именно из красивых домов с невысокими белыми заборчиками и аккуратными газонами, шло это заманчивое благоухание. Оно сводило его с ума, манило к себе, вызывая приятный трепет внутри. Облизав кончиком языка пересохшие губы, клоун блаженно закатил глаза и даже причмокнул от предвкушения предстоящей забавы. Наконец, отчетливо услышав зовущий его аромат, Джек, подобно гончей взявшей след дичи, направился прямиком к порогу одного из домов. Дверь, ставшая бы преградой для любого другого, для него, способного просочиться в какую угодно щель, не стала помехой. Оказавшись внутри, Джек довольно потер руки, сейчас, он чувствовал некое необъяснимое волнение, словно подросток, идущий на первое свидание. Где-то в доме его ждал новый друг, и Смеющийся сгорал от нетерпения познакомиться с ним. Клоун медленно прошел по гостиной и остановился возле изысканного мраморного камина, внимательно рассматривая рамочки с фотографиями, стоявшие на полке. С фото на него смотрела светлоглазая улыбчивая девочка, на вид лет восьми-девяти, такая милая и невинная, похожая на прекрасного ангела. Джек любил красивых детей, играть с ними было сплошное удовольствие, а какой восторг он испытывал после, когда любовался итогом своих игр. С этим приятным чувством не могло сравниться ничто на свете. Даже сладость самых лакомых конфет, которые он только пробовал, меркла с послевкусием хорошей игры. От одной только мысли у клоуна потекли слюнки и он поспешил на поиски новой подруги. Шустро взбежав по лестнице, Джек прошел по коридору и остановился у двери в самом его конце. Надпись на небольшой табличке, украшенной разноцветными стразами и блестками, гласила "Люси", ясно давая понять, что эта самая дверь ведет в обитель маленькой принцессы, которую Джек, как истинный рыцарь, должен спасти, вырвав из лап злобных драконов, ее родителей. Немного постояв в коридоре, клоун проскользнул в комнату девочки. Однако, очутившись внутри, Джек испытал полное разочарование. Несмотря на то, что он действительно попал в детскую, все в ней было каким-то холодным, мертвым, словно ребенок покинул ее много лет назад. Куклы все еще стояли на полках, а на засланной розовым пледом кровати сидели мягкие игрушки, но их хозяйки не было здесь так давно, что даже ее запах почти не ощущался. Да и не было у него ничего общего с тем восхитительным ароматом, что привел Джека в этот дом, он был больше похож на смрад, неприятный и местами даже мерзкий. Клоун прекрасно знал, что так может пахнуть только родительская скорбь. Хозяйка этой комнаты безо всяких сомнений была мертва, и, судя по всему, довольно давно.
Но если, тот дивный аромат принадлежал не ей, то кому?
Чутье еще никогда не подводило Смеющегося. Клоун готов был руку дать на отсечение, что в доме находился ребенок, на аппетитный сладкий запах чьей крови он пришел, оставалось только найти его. Это было так похоже на игру в прятки, а Джек безумно любил игры.
Однако, даже после того, как клоун обрыскал все комнаты в доме по нескольку раз, он так никого не нашел. Это было настолько странно, что не укладывалось в голове, буквально доводя Смеющегося до белого каления. Джек никогда не отличался терпеливостью, а уж когда дело касалось его любимых игр, то и подавно. Он не любил и не умел проигрывать. Джек твердо решил, что во что бы то ни стало найдет этого ребенка, а потом будет играть с ним так долго, как ни с кем до этого. Он каждой клеточкой своего тела прочувствует всю прелесть дружбы со Смеющимся Джеком.
Самый сильный аромат слышался из подвала, и он был удивительно похож на тот, что царил в обители самого Джека. Клоун никогда и ни с чем бы не спутал этот запах. Воздух подвала был насквозь пропитан ароматами крови, боли и смерти. Этот запах был настолько силен, что явно копился не один год, и принадлежал не одному ребенку. Но среди всего этого амбре Смеющийся легко улавливал ноты жизненной энергии. Слабой, но источающей такой насыщенный и соблазнительный аромат, заставляющий Джека снова и снова искать его источник. Клоун медленно прохаживался по периметру подвала, останавливаясь у каждой стены, жадно втягивая затхлый воздух, принюхиваясь, пока окончательно не удостоверился в своей правоте. Одна из стен источала запах намного острее, чем все остальные. Довольно оскалившись, Джек провел когтями по столярному столу, что стоял у стены. А спустя всего пару секунд, он уже был на другой стороне, ловко просочившись сквозь сокрытую за верстаком дверь. Небольшая потайная комната была освещена одной единственной лампочкой, но даже ее тусклого света вполне хватало, чтобы разглядеть все ужасы, что скрывал здесь владелец дома. Маленькая каморка была больше похожа на камеру пыток, которой мог бы позавидовать любой маньяк. На стенах висели стенды с ножами, пилами, и различными замысловатыми инструментами, о предназначении которых, Джек мог только догадываться. Так же в одном из углов находились железный стол, с прикрепленными к нему кожаными ремнями и кресло, больше похожее на пыточный стул. Но больше всего клоуна поразила небольшая камера, размером не больше собачьей клетки, в которой сидела маленькая девочка, на вид не старше умершей дочери хозяина этого дома. Именно от нее исходил тот самый манящий карамельный аромат. Ее клетка была настолько мала, что девочке приходилось сидеть сгорбившись, даже несмотря на ее маленькое худенькое тельце. Истощенный истерзанный вид ребенка сразу бросался в глаза, ясно давая понять, что она находилась в плену садиста не один день, а возможно даже не один месяц. Тело ее было покрыто ссадинами, синяками и порезами. Джек невольно поймал себя на мысли, что даже он никогда не мучил своих жертв так долго. Малышка словно почувствовала на себе взгляд клоуна, и подняв голову, уставилась на Смеющегося пустыми стеклянными, словно у куклы, глазами. Поняв, что перед ней не ее мучитель, девочка, казалось, испугалась еще сильнее. Цепи, что сковывали ее руки и ноги, противно лязгнули, когда она попыталась вжаться в угол своей крохотной клетки. Эта девочка была больше похожа на сломанную марионетку, чем на человека. Она не плакала, не кричала, не звала на помощь, а только молча смотрела на Джека, словно пыталась понять, стоит ли ей бояться его. Джек же, ранее никогда не испытывающий жалости или сочувствия к своим жертвам, отчего-то не мог пошевелиться, словно парализованный ее пронзительным взглядом. Он попытался улыбнуться, но на девочку его улыбка не произвела ожидаемого эффекта. Обычно дети сразу проникались к Джеку доверием, и он с легкостью обводил их вокруг пальца, но не она. Смеющийся прекрасно понимал, что эта малышка перенесла столько страданий, что ему вряд ли удастся так просто втереться в ее доверие. Немного постояв в раздумьях, Джек сунул руку в карман, и достав несколько карамелек в разноцветных фантиках, протянул их девочке.
- Я Джек, - широко улыбнулся клоун, - я хочу стать твоим другом.
Девочка удивленно посмотрела на предложенные сладости, потом на Джека. Видно было, что она голодна, но конфет так и не взяла.
- Он разозлится, - прошептала она одними губами, легонько передернув тощими плечиками, и только теперь клоун заметил следы от зубов, покрывающие кожу ее рук и плеч. Девочка съежилась под пристальным взглядом Джека, но раздавшийся за стеной шум, заставил ее моментально встрепыхнуться и напрячься. Сейчас в ее взгляде был такой ужас, какой клоун не видел даже в глазах своих жертв, когда он потрошил их. Подавшись порыву, девочка инстинктивно вцепилась пальцами в его руку, Так неожиданно, что Смеющийся даже выронил конфеты, тут же разлетевшиеся в разные стороны. Ощущение от ее теплых маленьких ладоней было настолько приятным, что Джек поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы она отпускала его.­­
- Не бросай меня, - она быстро замахала головой, и ее затрясло, словно в каком-то болезненном припадке. Это продлилось всего пару секунд, и девочка, опомнившись разжала пальцы, как будто вдруг осознала, что спасенья нет. Руки ее беспомощно опустились, она стихла, и теперь снова стала похожа на безжизненную куклу. Джек сделал несколько шагов назад и серой дымкой растворился в воздухе. Девочка, казалось, даже не заметила этого.
Из подвала донесся грохот отодвигаемого верстака, но пришедший не спешил зайти. Он выжидал, что бы его маленькая пленница поняла, что он совсем рядом. Он нарочно запугивал ее еще сильнее, обостряя и без того обуревающие ее чувства ужаса и бессилия перед предстоящими издевательствами. Этот человек был настоящим садистом, получавшим удовольствие мучая свою жертву не только физически, но и эмоционально. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем дверца со скрипом приоткрылась, и в каморку заглянул хозяин дома. Это был вовсе не монстр, каким его можно было бы представить, зная о его тайной жизни, а самый обычный мужчина, на вид лет сорока. Довольно приятная внешность, аккуратный внешний вид, если бы вы встретили такого человека на улице, то вряд ли бы даже допустили мысль, что за всей этой показной добродетелью может скрываться настоящее чудовище. Мужчина пробежал холодным взглядом по комнате, остановив его на девочке в клетке. На его лице тут же отразилось отвращение, словно он смотрел не на маленькую девочку, а на нечто мерзкое и скверное. Он медленно, шаркая ногами по бетонному полу, подошел к клетке, девочка испуганно прижалась к решетке, но мужчину это только позабавило.
- Бу, - мужчина с силой треснул кулаком по крышке клетки, заставив девочку вздрогнуть, - соскучилась по мне, маленькая дрянь? Ничего, сейчас повеселимся.
Малышка промолчала в ответ, прекрасно зная, что если подаст голос, то будет только хуже. Этот человек не знал жалости, просьбы и мольба о пощаде, пробуждали в нем еще больше ярости. Достав ключ из кармана, он вставил его в замок, и несколько раз провернул, пока не раздался характерный щелчок. Девочка все это время с ужасом наблюдала за своим мучителем, боясь даже пошевелиться. Когда замок был снят, а дверь камеры открыта, мужчина потянулся к цепям, намереваясь снять их, чтобы вытащить несчастную жертву из клетки, однако, его взгляд упал на лежащую на полу конфету. Он на секунду замер, сердце его бешено застучало в груди. Страх быть пойманным парализовывал, но в то же время опасность разоблачения возбуждала и будоражила его. Мужчина прекрасно понимал, что если бы девчонку обнаружили, то его бы сразу же арестовали, да и его ловушка, установленная у двери была на месте, а значит в подвал никто не входил, оставалось только понять откуда взялась эта злосчастная карамелька. Как бы там ни было, рисковать он не собирался, а это значило, что с девчонкой пора было кончать. Мужчина поднял с пола конфету и с любопытством покрутил ее в руках. Внешне он был абсолютно спокоен, хотя внутри него эмоции сменялись со скоростью света.
- Откуда это здесь? - Одного его взгляда было достаточно, что бы она поняла, что вряд ли переживет эту ночь. Девочка молчала, что еще больше взбесило ее мучителя. - Я задал тебе вопрос, дрянь!
Он швырнул в нее конфетой, и схватив несчастную за лодыжку, дернул с такой силой, что девочка упала на спину, больно ударившись головой о железный пол клетки.
- Молчать вздумала, с*чка, - его лицо перекосилось от гнева, глаза налились кровью, а на шее вздулись вены, - сейчас ты у меня соловьем запоешь. Последний раз спрашиваю, кто принес эту конфету?
Она не успела ответить. За спиной мужчины раздался смех и на его плечо легла когтистая рука.
- Это моя конфета и она была предназначена не тебе.
Мужчина резко обернулся, но не обнаружил никого. По его спине пробежали мурашки. Он похищал, мучил и убивал детей вот уже десять лет, но впервые сам почувствовал себя загнанным зверем. Он ощущал на себе чей-то взгляд, ясно слышал чей-то голос и смех, но в каморке кроме него и девчонки никого не было. Что это? Паранойя? Или он окончательно и бесповоротно свихнулся, и теперь, его преследуют галлюцинации? Он снова взглянул на девочку, пытаясь понять, слышала ли она тоже, что и он. Девочка за это время успела сесть и отползти к самой стенке своей клетки. Мужчина нервно сглотнул, бегло глазами осматривая комнату. Вокруг было тихо.
- Ладно, иди сюда, - уже более настороженно произнес он и опять потянулся к ноге девочки, - пора заканчивать этот балаган.
Однако ему даже не удалось коснуться ее. Возникшая из ниоткуда черная фигура резко схватила его за шиворот, оторвав от земли с невероятной легкостью, и с силой отшвырнула его в стену. Удар ненадолго оглушил мужчину, в его глазах потемнело, но страх и адреналин быстро привели его в чувства.
- Кто ты, черт возьми? - Он с ужасом уставился на стоявшего перед ним клоуна, но тот лишь рассмеялся в ответ.
- Разве ты не хотел повеселиться? - Смеющийся довольно потер руки, - я люблю веселиться.
Джек ловко подхватил брыкающееся тело за горло, рывком поднимая его с пола, и спустя секунду бросил его на стол, закрепляя его руки и ноги ремнями. Еще недавно такой надменный и напыщенный мужчина, сейчас был бледен, как полотно и дрожал от страха. Клоуна ужасно забавляло все это, он уже предвкушал удовольствие от предстоящего веселья. Однако Смеющийся не торопился. Исчезнув на несколько минут, он вернулся с розовым покрывалом. Хищно улыбнувшись, клоун подмигнул девочке и набросил покрывало на ее клетку.
Она не видела того, что Джек делал с ее мучителем, однако крики мужчины были настолько чудовищными, что ее детский разум отказывался воспринимать реальность. В себя она пришла только когда в подвале появились полицейские. Они постарались вывести ее как можно быстрее, однако, она все же успела увидеть то, что случилось с ее похитителем. Тело мужчины было изуродовано, выпотрошено и обезображено, оно висело на его собственных кишках, подобно марионетке, прибитой к потолку.
Похитителем и убийцей оказался уважаемый в городе адвокат. Десять лет назад его жена и маленькая дочь погибли в автокатастрофе, а спустя год он совершил первое похищение и убийство. Он сам не понимал, как это произошло в первый раз. Увидев на игровой площадке девочку, примерно ровесницу его погибшей дочери, его переклинило. Почему она жива и счастлива, когда его малышки больше нет? Он убил ее быстро, всего через пару часов после похищения, при этом испытав какое-то облегчение. Остальным его жертвам повезло куда меньше. Простое убийство уже не удовлетворяло его и он начал пытать своих жертв, записывая все происходящее на пленку. Некоторые из его жертв оставались живы месяцами, другие погибали в считанные дни. За десять лет, он замучил и похоронил в своем саду четырнадцать детей. При этом он никак не был связан со своими жертвами, поэтому никогда не попадал под подозрение. Неизвестно сколько еще детей бы он убил, если бы сам не пал от рук неизвестного убийцы. Последняя жертва мучителя осталась жива, и несмотря на долгое пребывание в плену, она смогла вернуться к нормальной жизни.
Джек уже несколько минут молча разглядывал сидевшую с книгой девушку. Ему ужасно нравилось наблюдать за ней, когда она была сосредоточена на чем-то и совершенно теряла всякое ощущение реальности. Задумавшись, она машинально начинала накручивать на палец локон волос или грызть кончик карандаша, которым делала пометки, все эти мелочи казались Смеющемуся ужасно милыми. Она уже давно не была маленькой испуганной девочкой, и Джек порой сам не понимал, почему до сих пор здесь и не убил ее. Клоун этого не знал, но понимал, что хочет находиться с ней рядом каждый день, с того самого времени, как впервые встретил ее. Нет, сначала им двигало его привычное желание поиграть, но потом что-то изменилось. В тот день, когда он вернулся, чтобы закончить их дружбу привычным ему способом, она словно чувствовала зачем он пришел. Ее взгляд был таким-же пустым, как у куклы. Убив ее тогда, Джек бы не испытал никакого удовольствия. И он стал приходить каждый день, втираясь в ее доверие. Вот только все пошло совсем не по плану. Их странная дружба длилась вот уже десять лет, и Смеющийся давно перестал быть тем, кем был в первый день их встречи. Она принимала его таким, какой он есть, со всеми его странностями и жуткими секретами. Но находясь рядом с ней Джек начинал меняться. Как когда-то он перенял все порочное от Исаака, так теперь он словно губка, впитывал ее доброту. Постепенно возвращались его старые воспоминания, о том зачем он был создан и почему появился в этом мире. Очень давно Джек стер их из своей памяти, запретив себе чувствовать. Он прекрасно помнил, как больно быть одиноким и преданным тем, кто был тебе так дорог. Джек очень боялся снова испытать это чувство. Раньше, он решал эту проблему, убивая, но страх потерять ее был сильнее страха одиночества. Возможно тот трепет, что она вызывала в нем и был тем самым странным чувством, которое люди называют "любовь".
­­
­­Для комментариев:http:/­/shelmar13.beon.ru/0­-42-nashi-lica-pod-m­askami-nashi-dushi-p­o-kletkam-geroi-pone­vole-creepypasta-kom­mentarii.zhtml­­

Источник: http://shelemar13.b­eon.ru/0-157-smejusc­hiisja-dzhek.zhtml
христианское радиовещание в годы холодной войны, журнал радио 1988 reporter 19:02:26
­­
Марк Макаров, христианский радиожурналист, специалист по философии религии
Макаров Марк
Марк Макаров рассказывает о себе:

"Родился я в Москве в конце войны. Жил в Замоскворечьи, на Полянке. Вместе с Геной Хазановым и другими юными пионерами приветствовал комсомольские слёты в клубе Совета Министров (ныне там Театр Эстрады, Геннадий им руководит и нередко вспоминает наши пионерские приветствия на этой сцене).

Служил ракетчиком в Литве, где бегал в самоволки в Каунас смотреть юбилейную (90 лет) экспозицию Чюрлёниса.

Учился русскому языку на филологическом факультете МГУ, с уклоном в стиховедение. Пописывал и сам. Например, самой первой записью на пластинку ансамбля "Машина времени" (1973 г.) стала песня на мои слова ("Машина" играла только инструментал, пели другие).

Когда выехал из СССР, то в Риме познакомился с Севой. Восхищался, как он переводит американского пастора Джоеля. Сам первый раз осмелился переводить публично по просьбе Севы на его крещении в церкви на Пьяцца Сан Лоренцо-ин-Лючина. (С тех пор и сам стал переводчиком высокого класса, но числю Севу среди моих учителей в этом искусстве.)

С 1977 года житель Чикаго. Почти четверть века работал в христианских организациях, вёл радиопередачу "Авиапочта (Беседы с неверующими)", писал песни для христианской молодёжи, издавал книги: в частности, по научному креационизму. Участвовал в диспутах сторонников и противников теории эволюции, на стороне её противников, конечно. В университете Уитон-колледж получил степень магистра богословия. Член американского общества христианских философов.

Среди печатных работ - "Англо-русский словарь в помощь христианскому переводчику".

В "Севаобороте" участвовал раз или два (кажется, в 1989 году), вспоминал, как один раз в самолёте мне вдруг понадобилась Библия, и нашлась она у пожилой негритянки, которая оказалась Эллой Фицджеральд.

Сейчас работаю больше в Москве, в области перевода компьютерных текстов."

Страна, которой не стало. Как в СССР глушили зарубежные христианские радиостанции
В 1991 году официально распался СССР. Мы продолжаем рассказывать о жизни верующих в Советском Союзе и о политике страны по отношению к религии.

Маргарита Желновакова, кандидат исторических наук, автор проекта по созданию документального фильма «Вера вопреки репрессиям», который снимается в Иркутске, рассказала о том как в СССР глушили зарубежные христианские радиостанции.



Радиоцентр в Ленинградской области. Зал передатчиков глушения мощностью 200 КВт. Фото mobimag.ru

Одной из значительных проблем, с которыми сталкивались верующие в Советском Союзе, было отсутствие религиозной информации: книг, газет, музыки и т.д. Правительство всячески оберегало своих граждан от проникновения политической, религиозной или любой другой информации извне, но с значительным развитием радиовещания это стало сложнее, и множество зарубежных станций транслировали свои передачи на территорию СССР (справедливости ради стоит отметить, что Советский Союз делал тоже самое).

Большинство зарубежных радиостанций вели политическую пропаганду, критикуя действия руководства СССР и популяризировали демократические западные ценности. Наиболее известные «Голос Америки», «ВВС», «Радио Свобода» и другие. Как утверждают некоторые исследователи, в 1980-ых годах еженедельная аудитория зарубежных радиостанций составляла около 50 млн. человек.

Среди зарубежных станций выделялись религиозные. На территорию Советского Союза работало порядка 35 радиостанций, транслировавших религиозные передачи из разных частей мира, преимущественно это были станции протестантской (евангельской) направленности. Самыми известными были: крупнейшая протестантская радиовещательная организация в мире - «Трансмировое радио» (Монте-Карло, вещает на русском языке с 1958 г.), а также «Голос Ватикана», WSHB (США, г. Колумбия), «Голос Анд» (Эквадор, вещание на русском языке шло с 1941 г.), KFBN, FEBC (Южная Корея и о. Сайпан), «Семейное радио» (США, Калифорния) и другие. Так, на европейской части СССР были станции, вещавшие из Западной Европы, а вот в Сибири транслировались сигналы с Филиппин (г. Манила) и других стран Юго-Восточной Азии.

Зарубежные радиостанции преимущественно вещали в коротковолновом и средневолновом диапазоне. Официальные власти всячески боролись с христианскими радиостанциями, стараясь заглушить их в эфире. В итоге сигнал был прерывистым, иногда можно было полностью услышать передачи, а иногда только сплошное шумовое поле. В Советском Союзе работало более тысячи точек, которые создавали помехи, чтобы заглушить зарубежные радиостанции. Наиболее мощные системы глушения были в районах больших городов, в сельской местности помех было меньше.



Антенны глушения: городская (слева) и справа для радиоглушения на расстояниях 500-3500 км, мощностью до 500 кВт. Фото mobimag.ru

Также власти старались бороться с теми, кто слушал эти радиостанции, хотя было весьма затруднительно найти и доказать этот факт. Особо сурово наказывались те, кто не просто слушал запрещенные радиостанции, но записывал передачи на кассеты и передавал их другим верующим.

Содержание программ было самым разнообразным: песни, чтение Писания, уроки по изучению Библии и даже прямые трансляции с церковных собраний из зарубежных стран (например, из Австралии). Особенно важным были проповеди. Самым известным радиопроповедником был Ярл Пейсти. Он в течение многих лет создавал евангельские программы для жителей СССР, вещая из Монте-Карло (Трансмировое Радио), а также других стран. Еженедельную программу Пейсти «Слово жизни» и другие программы передавали многие станции (12 станций в разных уголках мира), а его голос был знаком многим верующим, как голос наставника и учителя. Лозунгом его служения был - «Миллион русских для Христа!».



Ярл Пейсти, фото evangelie.ru

Однако евангельские радиостанции были не единственными христианскими станциями, вещавшими на Советский Союз. Так, «Радио Ватикана» вело передачи на русском языке с 1948 года, которые глушились вплоть до развала Союза. Развивая систему международного вещания, католическое руководство станции отдавало предпочтение тем народам, у которых был затруднен доступ к религиозной информации, поэтому из 30 языков вещания радио 10 приходились на Восточную Европу.

Несколько десятков христианских радиостанций хоть как-то пытались восполнить тот вакуум информации, которую ощущали верующие, особенно, кто жил в небольших населенных пунктах и не имел возможности общения с другими христианами.
they love me cause i kill rаgamuffin в сообществе tell me I'm your babe 08:22:20

walking ghost phase


I needed a 2ne1 fix in 2018. Even now, no other girl group comes close to 2ne1. Different, unique, talented, in your face confidence, beautiful, sexy and not bubble gummy. 2ne1 may be gone, but never forgotten.

золотые слова.
для меня не существует группы в принципе - ни мужской, ни женской, что сравнится когда-либо с 2ne1... по всему. самые лучшие.

Категории: .кор
пятница, 12 октября 2018 г.
Тяжело болеет мой дед, даже не родной (отчим мамы). От родителей... Natsuo.Vatashi. 02:04:02
Тяжело болеет мой дед, даже не родной (отчим мамы). От родителей сплошные упрёки, что не помогаю ухаживать. "Он-то для тебя всё делал, когда ты маленькая была, дорогие игрушки покупал, конфеты, чипсы..."
Вот только они "забыли", как это подавалось. Чаще всего он заставлял меня просто прыгать за вкусным, как собачку, и ржал, когда у меня не получалось у него отнять. Мог вырвать у меня полусъеденное из рук и спрятать, смеялся, когда я плакала и искала. Игрушки отдавал, только когда повыпрашиваю на коленях. В любой момент мог потребовать подаренное назад. Мог пообещать мне что-нибудь, купить, а потом подарить на моих глазах каким-нибудь другим детям, соседским, например.
А болеет он сейчас циррозом на фоне алкоголизма. И ухода для себя требует не только какой реально нужен, а сбегать ему, например, в фастфуд за бургерами. Делает вид, что не помнит моего имени, подзывает "Эй, мразь". С родителями обращается так же.
Они его оправдывают, говорят, что он хотел как лучше, воспитывал у меня гордость, щедрость, независтливость. Не знаю, верят ли они в это сами.
Съехать смогу в лучшем случае после НГ.
02:06:40 Девочка c Вертолётом
haha classic
02:07:41 ёу уё ёу лёвцы
почти та же стори с бубусей была. так себе человек, мде. позже её всё таки и в больницу положили с циррозом...а умерла от свинки через 3 дня)) которую там же и подхватила леел
02:09:35 ёу уё ёу лёвцы
хотяя перед смертью усё таки вела себя вполне нормально. ну даже не знаю
02:10:47 ёу уё ёу лёвцы
усё детство воровала мои игрухи и отдавала сестре, вкусняхи та покупала, но прятала у себя в комнате и никому не давала. ток если какие нибудь баранки у неё долго стояли, скармливала собакам. собак не было рядом - скармливала мне уже))0


Дневник Панды > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
835748396
привет, стихийное бедствие.
пройди тесты:
То что было не возможным, стало...
Какой твой поцелуй по знаку зодиака?
Хорошо ли ты знаешь Музу
читай в дневниках:
Сборник №3
Сборник №4
Сборник №5

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх